Muhteşem Yüzyıl. Aşk-ı Derûn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Muhteşem Yüzyıl. Aşk-ı Derûn » Альтернативная игра » Бойся своих желаний,они могут исполниться


Бойся своих желаний,они могут исполниться

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Название
Бойся своих желаний,они могут исполниться
2. Участники
Шехзаде Баязид, Айшегюль Хатун и знакомый незнакомец ( отыгрывается от лица НПС)
3. Дата и место
5 сентября 1543 г. н.э. (воскресенье) = 26 джумада аль-ауваля [V] 950 г. хиджры
Гарем, дворцовый сад, рынок на площади, корабль.
4. Описание сюжета
Во время размеренной жизни во дворце, одной из ночей в гарем проникает незнакомец с целью, которую он преследовал с момента прибытия от острова Корфу к берегам Османской Империи. Мужчина настроен решительно и имеет сообщников, что для других участников будет полным сюрпризом. Чем обернётся темнота суток на этот раз, увидим из эпизода.
5. Очерёдность постов
Незнакомец, Айшегюль, Баязид

0

2

По одной из многочисленных аллей окутанного вечерними сумерками дворцового сада не оглядываясь  шел молодой человек. За время своего пребывания на османской земле он успел изучить и этот дивный сад, с паутиной аллей и тропинок, и все закутки великолепного дворца, в которые имел доступ. И неспроста. Нет, молодой человек не был шпионом, посланным врагами нанести вред султанской семье, или убийцей, проникнувшим во дворец свершить черное дело, планы его были несколько иными. Его привели сюда долгие и тщательные поиски, от острова Корфу, из которого он был родом, и до Стамбула, дворца Топкапы, до самой тайной и закрытой его части - султанского гарема. Именно здесь томилась в плену девушка, ради которой он, рискуя жизнью, добрался сюда. Здесь. Он это точно знал.
Ставрос часто вспоминал тот день, когда турками среди прочих была похищена его возлюбленная, прелестная Кассандра, обладательница прекрасных глаз цвета ночи, в которых хотелось утонуть...Сколько раз он винил себя в том, что не был тогда рядом и не сумел защитить, отвоевать ту, что должна была стать его женой, проклинал поездку, в которую отправился и должен был вернутся именно в тот роковой день. Сердце подсказывало греку, что жива, жива его Кассандра и он непременно должен отыскать ее, хоть на краю Земли. Этим краем оказался древний Константинополь, куда привели Ставроса поиски. С огромным трудом ему удалось узнать, что девушка скорее всего продана в султанский гарем. Казалось, выхода нет, однако...
Устроится во дворец, стать агой, было сложно, но возможно, так грек получил возможность проверить здесь ли она, Кассандра. И однажды увидел ее. В длинном ряду девушек в одинаковых одеяниях, идущих на урок, тоненькая черноволосая смуглянка, да он бы ее из тысяч узнал.
Украсть, увезти далеко-далеко, где их никто не найдет - эта мысль с того самого мига не покидала Ставроса и он решил воплотить ее в жизнь. Для этого снова пришлось выжидать, присматриваться, мужчина понимал, что не может прийти вот так, взять ее на руки и беспрепятственно унести прочь. В гарем-то ему хода не было. А значит, нужен сообщник там, за закрытыми дверями сераля. И такой отыскался - жадная до денег девушка по имени Нериман-хатун, за пару лишних монет и страх ее исчез, и язык за зубами удержит. Впрочем, судьба девушки Ставроса не волновала, ведь когда она все расскажет, они с Кассандрой будут далеко и никто не сможет им навредить.
Не подведи, Нериман, иначе худо будет. Сделай так, как условились: подлей ей в питье безвредное сонное снадобье и подай мне знак, я заберу Кассандру и все, больше никто нас не увидит и не найдет.
Мягко опускалась ночь на дворец, а гость с острова Корфу подошел к условленному месту и, затаившись, стал ждать.

+1

3

Неспокойно было на душе гречанки, вышивавшей тонкой иглой канву на белоснежном полотне и выводившей золочённые узоры, схожие с солнечными лучиками. Изящные пальчики крепко держали ткань и поправляли проворную нитку, которая плясала в отблеске свечей, будто страстная танцовщица, желающая покорить сердце неизвестного эфенди и выказывала своё намерение изгибами тела. Айшегюль несколько раз распутывала непослушную нить, не давая ей закрутиться в тугой узел и терпеливо продолжала заниматься новым ремеслом. Софа стояла возле окна и девушки громко обсуждали свою судьбу в гареме, уже не обращая внимания на "лунную розу", лишь изредка кидая едкие замечания про благосклонность Шехзаде Баязида, подарившего наложнице султана не только драгоценный перстень, сиявший на пальце девушки, но и не менее ценное внимание. Подобное никогда невозможно было скрыть в гареме, хатун красноречиво завидовали и в усмешку называли Айшегюль Султаншей, намекая, что не за горами тот момент, когда Шехзаде призовёт её к себе ночью, а пока он щадит чувства новенькой или же занят более важными делами, чем проводить время с наложницей.
- Султанша готовится к ночи с Шехзаде! Посмотрите на неё! - рассмеявшись на всю комнату, проговорила одна из наложниц, надеясь задеть гречанку и заставить выйти из себя. Но не дождавшись ответной реакции, Нериман-Хатун приблизилась к гречанке и попыталась вырвать полотно из рук, на что Айшегюль отреагировала моментально, дёрнув что есть силы за ткань и слегка натянув, отпустила. Соперница рухнула на пол и злобно сверкнула глазами, поднимаясь и впиваясь в волосы цвета воронова крыла, ниспускающимися до талии. Рука любимицы Шехзаде Баязида не замедлила повторить действие соперницы, между девушками завязалась потасовка и неизвестно к чему бы она привела, если бы не поспешила калфа, грозно стукнувшая своим посохом , приказывая разнять девушек и каждой дала по наказанию - остаться на ночь и вымыть полы в коридоре на женской части дворца. Женщина сурово взглянула на обеих и покачала головой, если бы не покровительство Шехзаде, она бы отправилась к Повелителю с просьбой перевести или отослать строптивую хатун из гарема прочь. Айшегюль незаметно спрятала поднятую ткань с иголкой, направившись на работу по указанию калфы и несколько часов девушки провели в молчаливой уборке. По счастью, они справились до ночи и могли заняться приготовлениями ко сну. Довольно усталыми они посетили хамам, а под вечерний час, переодевшись отправились по постелям и гречанка почти сразу же уснула, однако, ночью её пробудила неведомая жажда и она приподнялась в постели чтобы пойти за водой, только с удивлением обнаружила на столике небольшую кружку с жидкостью. Изучив её, девушка пришла к выводу, что это заморский напиток под названием "чай" или травяной настой, отпив глоток, она почувствовала приятный вкус и осушила сосуд. Очевидно, что Нериман-Хатун, с которой они делили столик на двоих, приготовила его себе для сна, но Морфей похитил её раньше в своё царство.
Хоть так тебе насолю, Нериман Хатун, за те козни и ненависть, что ты собой несёшь во дворец.
Чёрные глаза горели в полумраке вглядываясь в сонную соседку и мягко девушка провалилась в чудесный сон: ей снился остров Корфу, она босиком бегает по бережку океана и собирает белоснежные ракушки, смеется и падая, делает вид, что тонет в бегущей волне. А рядом с ней бегают знакомые ребята и девчушки, один из них, её друг - Ставрос, с которыми они всегда находили общие интересные дела. Он научил её сушить бабочек, собирать коллекцию засушенных цветов - гербариев и всегда оказывался рядом в самых смелых чудачествах девчушки. - Кассандра, смотри какую раковину я нашёл!, закричал один из ребят, показывая ей большую спиралевидной формы ракушку и продолжая рассказывать: - Отец говорит в них живут разные существа, устрицы и креветки, а так же прочие моллюски.. Заворожённо чёрные глаза смотрят на интересную ракушку, а ручки сами тянутся к ней и рядом оказывается Ставрос и волной их с Кассандрой уносит в неведомую даль... На деле наложница крепко спала, уронив голову на подушку и расслабленная кисть свешивалась с постели, определяя собой не совсем обыденный сон, а схожесть с летаргией, о которой ходило множество слухов. Змейкой Нериман Хатун соскользнула с кровати и осторожно ворошила Айшегюль, та не реагировала ни на прикосновения, ни на слова и тогда, девушка оглянулась и тихонько завернула в простыни наложницу, точно в большой ковёр. Подозвав знакомого Агу, она вместе с ним бесшумно вышла в условленное место и позвала своего сообщника.
- Я принесла ту, которую ты просил. У меня же будет только одна просьба - пусть она не вернётся во дворец. Делай с ней, что хочешь, хоть вверяй в воды Босфора, но сделай всё, чтобы эта хатун исчезла с моего пути в стремлениях стать Султаншей. Ты меня понимаешь, Ага?
Нериман посмотрела на мужчину и только убедившись, что он уверен в том, что делает, попрощалась и вместе с Агой вернулись во дворец, где они разбрелись по своим делам, точно ничего и не происходило этой тёмной стамбульской ночью во дворце...

Отредактировано Ayşegül Hatun (03.12.14 16:56:04)

+1

4

Потянулись томительные часы ожидания, казалось, им не будет конца. Ставрос напряженно вслушивался в ночную тишину, затем снова погружался в свои мысли, не теряя при этом бдительности.
Он вспоминал родные края, шум моря и соленый воздух, теплое солнце, покрывавшее позолотой своих лучей морские волны, и ее - Кассандру. Здесь ей дали имя Айшегюль... За время своей работы во дворце, грек успел кое-что узнать о традициях гарема и ему было известно, что имя наложнице изменяют либо при принятии ислама, либо по-другому ее нарекает тот, кому предназначена пленница - султан, или принц, который здесь называется шехзаде. И это тревожило молодого грека, не успели ли что-либо худое сделать Кассандре. Ведь своей красотой она способна затмить кого угодно, даже султаншу.
Однако, несмотря ни на что, Ставрос никогда не отказался бы от спасения девушки, ведь он по прежнему любил ее.
Где-то вдалеке послышались шаги и грек снова обратился в слух. Шаги приближались и долгожданный знак был подан. Показалась Нериман и какой-то ага, несший завернутую в простыни девушку. В руку алчной наложницы опустился увесистый мешочек с монетами и на лице ее мелькнула удовлетворенная улыбка.
- Не беспокойся, хатун, ты больше никогда не увидишь ее. - Проговорил Ставрос в ответ на слова своей сообщницы, принял из рук аги драгоценную ношу, дело было сделано. Осторожно приоткрыв простыню и взглянув на лицо Кассандры, грек убедился, что она крепко спит и, как ни велико было желание прикоснуться к ней, мужчина сдержался, понимая, что времени нет. Спустя короткое время он уже покинул пределы дворца и направился к небольшому домику у порта, где снял комнату несколько дней назад, специально для того, чтобы спрятать там любимую и дождаться корабля, что должен был отплывать на рассвете.
В это самое время Нериман-хатун пересчитала монеты и снова удовлетворенно улыбнулась. Если этот человек сдержит свое обещание и она больше никогда не увидит Айшегюль, до победы осталось совсем немного. А завтра, когда пропажи хватятся, она скажет, что Айшегюль сбежала, подговорив кого-то, времени для того, чтобы придумать все у Нериман вполне хватит до рассвета.
Ставрос бережно положил девушку на низкую тахту, крепко запер за собой дверь, убедившись, что никто его не видел, откинул с лица возлюбленной ткань и долго смотрел на любимый лик, в ожидании, когда возлюбленная откроет глаза.

0

5

Предрассветный туман проникал под закрытые веки, тяжёлые от травяного настоя, они с огромным трудом пробовали открыться и наконец, свет проник, ослепляя собой. Несколько секунд девушка ничего не могла разглядеть: ей казалось, что она по-прежнему видит чудный сон, охвативший её мысли, словно прибоем с океана при поиске ракушек. Пальцы вздрогнули и кисть, как цветок раскрылась под усилием воли наложницы, она медленно коснулась кончиками своего лица, точно заново его изучая; подбородка, щеки на правой стороне и замерли на розоватых губах цвета утренней зари. Жизнь постепенно возвращалась в онемевшее тело, а чёрные глаза распахнулись и оглядывали помещение. Всё казалось ей незнакомым, от аромата витавшего в воздухе до украшенных резьбой тумбочек возле небольшой кровати в углу комнаты и внезапно взор замер на мужчине, сидевшим рядом. Его черты она не могла ни узнать, всё ещё не веря своему видению, девушка протёрла очи и вновь увидела перед собой своего давнего друга, радостно воскликнув:
- Ставрос! Мне кажется я вижу чудесный сон с моим возвращением на остров Корфу. Точно ничего не поменялось и я никогда не видела погибели своих близких, захвата пленных, Невольничьего рынка, дворца Топкапы и родственников султана.
Лёгким движением, Айшегюль присела на кровати и улыбнулась уголками губ, продолжая приходить в себя. Сознание медленно восстанавливалось и возвращалось к наложнице. Вдруг она насторожилась и с испугом обратилась к своему спутнику:
- Где мы находимся? О, Всевышний, это не сон! Но... если нас найдут, то тогда велят казнить обоих за побег. Как тебе удалось проникнуть во дворец? Ставрос, ты не понимаешь насколько у нас сейчас опасное положение. Если бы ты знал какие порядки царят в Османской империи и сколь суровы наказания за них, тебе бы не пришло в голову совершить подобное.
Негодования девушки можно было понять, она не хотела потерять ещё одного близкого ей человека из-за того, что он хочет спасти её ценой собственной жизни. Перед ней стояла великая задача - убедить Ставроса вернуть её во дворец, пока не было поздно и избежать наказания османов. Чёрные очи стали схожи с ночным небом и лишь блеск страха за их судьбу сиял в их отражении, точно сами звёзды отдали все силы на красоту мироздания. Ладошки были сложены друг на друга и скреплены в подобие замка, говорящие о скованности их положения, да и что притворятся, сейчас они и вправду довольно в шатком положении на берегах Босфора. Неизвестно кто мог их видеть, предать или напасть, ведь во дворце все новости становятся известны рано и погоня могла уже выехать за пределы территории Топкапы.
- Погоня могла уже выехать и вскоре они будут здесь, всё слишком опасно для наших жизней. Что ты задумал?
Айшегюль встала молниеносно и встала возле окна, наблюдая за теми, кто проходит по улице. В ожидании худшего, девушке мерещились янычары в любом полотне багряного цвета и убеждаясь, что это не они, вздыхала про себя от облегчения. Здесь была ловушка для них, схожая с мышеловкой и если будет совершен неверный шаг, она захлопнется, не позволив им выйти. Время от времени гречанка смотрела на своего друга, он изменился и казалось, возмужал за небольшое время, которое они не виделись. Про себя гадая каким чудом ему удалось спастись и радуясь, что он жив, ведь ей пришлось пережить погибель почти всех, кого девушка знала.

0

6

Как долго он мог любоваться прекрасной возлюбленной? Наверное, вечность. В ожидании пока Кассандра откроет глаза, Ставрос смотрел на нее и думал. Что она скажет, узнает ли его, согласится ли бежать на край света от постылого гарема и восточных, варварских обычаев?
Распахнулись черные глаза красавицы, узнала она того, кого и не ожидала увидеть на
этом свете, вызвала своими речами легкую улыбку.
- Кассандра...Это не сон и я нашел тебя. - Но вдруг девушка заговорила по-другому, встревожено, даже испуганно, уговаривая вернуть все вспять, пока не поздно, иначе им обоим не избежать печальной участи.
- Мы в домике, рядом с портом. Я знаю о гаремных порядках и о варварских законах этой страны, ведь сам какое-то время находился в Топкапы. Не бойся, моя красавица, искать тебя станут не сразу, а за это время мы отплывем от берегов Стамбула.
Грек подошел поближе к девушке, ему хотелось обнять ее и успокоить, не в силах бороться с собой, он легонько приобнял ее за плечи.
- Не страшись погони, Кассандра, раньше рассвета тебя не хватятся, у нас хватит времени подняться на корабль.
Мужчина не стал скрывать своего плана побега, разработанного и проплаченого, это было бы бессмысленно. Терзала ли душу его тревога за столь опасную задумку? Конечно терзала, однако не за себя он страшился, за нее. И был готов погибнуть во имя того, чтобы Кассандра жила. Но об этом Ставрос умолчал и тщательно спрятал тревожные мысли в самую глубину души.

0

7

В дверях эдема ангел нежный
Главой поникшею сиял,
А демон мрачный и мятежный
Над адской бездною летал.

Дух отрицанья, дух сомненья
На духа чистого взирал
И жар невольный умиленья
Впервые смутно познавал.

«Прости,- он рек,- тебя я видел,
И ты недаром мне сиял:
Не все я в небе ненавидел,
Не все я в мире презирал».

Чёрные отблески водоворота эмоций кружили в отражении глаз девушки, расхаживающей вдоль и поперёк комнаты, словно изменяя шагами свой пульс, превратившийся в череду коротких ударов. Волнение невозможно было скрывать, после сложения в голове всех частей мозаики и открытия плана побега. Сколько раз в глубине души гречанка мечтала вернуться домой... в опустошённый особняк, бывший некогда самым большим и великим местом на острове Корфу, видевший за свою жизнь немало почётных гостей. Перебирала в воспоминаниях песчинки прошлого, в надежде увидеть выживших родных и только вера в чудо порой делала её день выносимым, когда гаремные хатун и калфа набрасывались на неё с обвинениями во всех недочётах. Первые дни давались особенно тяжело: девушка рыдала и готова была пойти на любую выходку, чтобы только её выгнали из ада, в который велением судьбы Айшегюль была заточена. В те моменты рвение на близкий созвучию души, остров становились невыносимо сильными и вот сейчас представился случай вернуться обратно в родимые края, где знаком каждый холмик, дерево и песчинка на берегу океана. Наверное, всё сильно изменилось и есть вероятность, что гречанка немало удивиться, но скрыть своего волнения от одной мысли про дом, девушка не могла. Она несмело взглянула на Ставроса, не решаясь отвести взор, точно собеседник мог исчезнуть и оказаться сном.
- Ты хочешь увести меня домой?
Улыбка скользнула по её устам, растворённая в надежде и светлой радости. Подумать только, пересечь море и она будет на знакомых просторах, можно восстановить дом и продолжить привычный образ жизни. Всё казалось слишком замечательным, чтобы оказаться правдой и гречанка замешкалась. В её мысли закрались сомнения об удачности задуманного и о Шехзаде Баязиде; он вряд ли отпустит её на Родину, не говоря уже про султана Сулеймана, в чьём гареме она до сих пор значилась наложницей, не взирая на благосклонность его сына.
- А если нас поймают? Успеем ли мы отчалить сразу после поднятия на корабль и пройти достаточное расстояние, чтобы уйти от погони?
Лёгкое прикосновение к плечам немного успокоило девушку, как происходит всякий раз при соприкосновении с дружеским и родным, они со Ставросом росли вместе и Айшегюль воспринимала его за кровного брата. Лишь иногда ей виделась печаль во взгляде юноши, но её причину он так и не открыл своей подруге. Она повернулась к молодому мужчине и безмолвно выразила уверенность уплыть с ним на корабле, как можно скорее. Но при посадке на палубу, наложница заметила отблески факелов по периметру кормы и стоя наверху, возле носа корабля, всматривалась в подаренный перстень; коснувшись мыслями пряного вечера на террасе Баязида, преподнесшего ей этот дар. Печаль проникла в душу девы, неведомая и необъяснимая - ей было тяжело подумать, что та встреча с Шехзаде была последней и более они друг друга не увидят. Странное чувство возникло внутри от возможности потерять Шехзаде и не взирая на то, что наследник не был её, ничего ей не обещал и между ними не возникло обязательств связывающего характера, маленький тонкий шип, будто от розы, причинил глубинную боль. Жемчужина влаги проступила на чёрных глазах и осторожно была убрана рукой, не давая никому повода для лишних расспросов. Она молчаливо прощалась с Османской империей, последними фрагментами своей жизни во дворце, грозными калфами и завистливыми хатун, а самое главное - с удивительным человеком, призванным быть Шехзаде.

+1

8

Шехзаде сидел за столом, кропя над очередным произведением ювелирного искусства, которое в будущем хотел преподнести своей дорогой сердцу наложнице. Это была брошь, цветок, лепестки которого были из разноцветных драгоценных камней, а листья на тоненьком стебельке сияли изумрудами. Каждый раз, когда он садился доделывать это украшение, то вдохновение само находило его, потому что в мыслях стоял образ любимой.
Сегодня Баязид не желал более коротать ночь в одиночестве. Призвав Агу, он приказал привести в его покои Айшегюль. Ага на минутку смутился, ведь они не успеют так скоро подготовить наложницу, на улицы уже спустилась тьма и возможно девушкам уже сказали лечь в постели. Но Шехзаде это не волновало, он попросил не спешить в подготовкой, но не усердствовать. Все же он сегодня хотел просто быть рядом с ней, слушать её чарующий голос, рассказы о том, как она любила собирать ракушки, гуляя по берегу родного острова.
Шехзаде уже закончил на сегодня работу с украшением и готовился к вечеру. Прошло уже несколько часов, а Айшегюль все не было.
-Стража, - двери со скрипом распахнулись, - Где Силван - ага? Срочно позовите его
Откланявшись стражники удалились. В нетерпении Баязид расхаживал по покоям взад-вперед, такое долгое ожидание ничего хорошего не сулило, ничего. Стража привела Агу, Шехзаде начал допрос, почему так долго нет девушки. Сначала слуга мялся, не хотел говорить, придумывал какие-то отговорки. Шехзаде сразу понял, что дело неладно. Пришлось надавить на слугу.
-Девушка пропала, Шехзаде Хазрет Лери. Мы весь дворец вверх дном перевернули, но не смогли её найти, даже сад обыскали - ничего! - еле выговаривая слова мямлил ага. Баязид просто рассвирепел. Сейчас его гнев вряд ли умещался между землей и небом.
-Что значит пропала? Срочно! Подготовьте отряд солдат, мы отправляемся в город на поиски, - укоризненно взглянув на агу, Баязид подошел так близко, что тот чувствовал его дыхание на своей коже, - А ты, Силван, головой ответишь если мы не найдем её. Как смел ты допустить побег, исчезновение из гарема?
Слуги немедля принялись подбирать одежду для наследника. Ему не верилось, что любимая сбежала. Ведь им было хорошо вместе, она радовалась вниманию Шехзаде, пусть не так близко умела его узнать. В голове не укладывалось почему, как, кто помог? Столько вопросов и все без ответа. Единственное, что он знал - любой, кто посмел причинить вред девушке, ответит за это, может и жизнью.
Баязид вышел на балкон, подышать свежим воздухом, сейчас даже дыхание было для него в тягость. Он посмотрел в сторону порта и увидел огни, столько ярких суетящихся огней, будто сейчас это было самое оживленное место в городе. Что-то подсказывало ему, что стоит поискать именно там. Быть может та невидимая ниточка, что сплелась между ним и Айшегюль, вела его,а быть может он крупно ошибался и там ничего не найдут кроме корабля, привезшего товары.
Собрав отряд, переодевшись, Баязид и солдаты двинулись к порту. Они не понимали почему Шехзаде ведет их именно туда, но не повиноваться не смели. В отблесках горящих факелов, лицо сына Сулеймана выглядело еще более мужественным и жестким, взгляд свирепым, ведь он готов был разорвать предателя, посмевшего навредить Айшегюль. Приблизившись к порту, наследник увидел тот самый корабль, зазывавший его огнями. Он был готов отчалить. Баязиду нужно спешить, если он еще хочет успеть обыскать судно.

+1

9

- Да, я хочу увезти тебя в наши родные края, помочь тебе забыть обо всем, что было пережито здесь, Кассандра. - Успокоить девушку было непросто, но все же возможно. Еще одна тайная печаль терзала душу Ставроса, и хвала Всевышнему, не сбылась она. Кассандра не возражает против побега, хоть и боится, это и неудивительно, ведь они оба понимают, что будет если люди шехзаде поймают беглецов.
А что если не захочет она бежать, оттолкнет, в гарем вернется? Что если прельстила ее жизнь гаремная, даруя блага и богатства? Что если сердце моей красавицы покорено одним из османских принцев и она даже говорить со мной не захочет, не то что уходить? - Порой такие мысли посещали грека и гнал он их от себя, прогонял за моря и ждал того часа, чтоб увидеться с Кассандрой. И вот прекрасная была с ним и несмотря на страхи согласилась бежать.
Близился час рассвета и нужно было спешить. До отплытия корабля осталось не так много времени да и не ровен час хватятся наложницы во дворце и погоню отправят.
Вот и палуба, еще немного и судно отплывет от османского берега, унесет Ставроса и Кассандру к новой, счастливой жизни. Однако, что это, уж не печаль на личике красавицы? Неужели есть что-то, заставляющее тосковать ее сердце? Или кто-то...
Острой иголочкой кольнуло сердце. Грек подошел к возлюбленной, несколько мгновений смотрел в ее печальные и такие прекрасные глаза, а потом, поддавшись душевному порыву, легко и нежно коснулся губ девушки. Затем обнял ее и произнес:
- Не печалься, Кассандра, и ничего не бойся. Скоро мы будем уже далеко... - Внимательный взглядом Ставрос обвел пространство вокруг. Никого. Не врываются в размеренную жизнь порта вооруженные янычары, не ищут беглую хатун и сообщника. Пока что Фортуна на их стороне. Однако ненадолго...Вот там вдали показался отряд воинов, кажется они направляются к кораблю, что уже снимался с якоря.
Как бы там ни было, что бы сейчас не произошло, Ставрос понимал: даже если ему придется сейчас встретится лицом к лицу с шехзаде, он будет сражаться и не отдаст любимую. А если так угодно Судьбе, то примет смерть, лишь бы она жила и была счастлива.

+1

10

Часть отряда солдат, что следовала с Шехзаде, перешли на бег, чтобы не дать кораблю отдать концы и покинуть Османскую пристань.
-Задержите их! Не дайте кораблю отчалить! - кричал Баязид, стараясь не показывать истинных переживаний, которые диким зверем пожирали его изнутри. Он шел на корабль с двумя целями - убить похитителя Айшегюль и забрать девушку в гарем.
Когда солдаты добрались до корабля, послышались крики и лязг стали. Похититель тоже прибыл с помощниками и так просто сдаваться они похоже не собирались. Самые смелые из османских солдат с места пытались запрыгнуть на борт корабля, выполняя приказ своего Господина - удержать судно на пристани. Оставшиеся солдаты сорвались с места и бросились на подмогу. Баязид видел небольшую кучку людей, похожих скорее на беглых неверных, чем на пиратов. Но почему они решили украсть Айшегюль?
Ускорившись, Шехзаде подошел к кораблю и тоже с прыжка попытался залезть на палубу. Двое солдат стояли у края, готовые помочь своего Господину. Они протянули руки. Баязид не отказался от помощи. И вот он, стоя на палубе, обнажил свой меч. Взглядом он искал Её. Она стояла ближе к носу корабля, испуганная, взволнованная. Чего ты боишься, Айшегюль, что я не дам сбежать тебе из Империи? Взглядом, полным ярости, Шехзаде посмотрел на девушку и тоже принял участие в битве. С выкриками, напоминающими рычание, Баязид резал мягкую плоть неверных. Кровь залила палубу и забрызгала одежду.
Повернувшись, сын Султана увидел приближающегося мужчину, он появился, когда вся его команда полегла. Хорош капитан, - усмехнулся про себя Шехзаде. Хотя быть может ранее парень его просто не замечал. Солдаты были готовы ринуться в бой, но жестом Баязид остановил их. Если неверный хочет битвы - он её получит.
-Лучше по-хорошему убирайся отсюда, неверный!

Отредактировано Şehzade Bayezid (17.04.15 09:28:36)

+1

11

Айшегюль предчувствовала беду: точно злые коршуны налетели облака на едва просветлевшее небо, затянув его своими стальными объятьями. Предчувствие беды надвигалось столь стремительно, что в девушке явственно ощущался страх и чёрные глаза на миг замерли на лице грека. Она едва раскрыла рот, чтобы возразить ему на все приведённые доказательства и лишь нежданный поцелуй отвлёк деву от напрасных предосторожностей. Ракушку Корфу замерла, почувствовав прикосновение нежных губ, ей ранее и в голову не приходило рассматривать Ставроса, как возлюбленного и она впервые обратила на него свой взор в новом свете. Романтические волны разбивались о борт корабля, они о чем-то тихо разговаривали, несмотря на желание молчать - точно это была последняя возможность услышать голоса друг друга перед смертью. Их непременно казнят, если кто-то проникнет в тайну жителей солнечного острова и не сносить им головы, если доберется гневливый наследник престола.
- Ты уверен, что мы успеем бежать и нас не лишат головы? Более всего я опасаюсь, что к тебе наказание будет суровым, выкрасть хатун из гарема - крайне серьезное преступление и карается оно самым жестоким образом. А я бы не желала смерти тебе. Если Шехзаде узнает обо всём, то будет худо нам обоим... Пока не поздно, беги, у тебя еще есть шанс на спасение.
Мрачные мысли ползли и громкий стук заставил вздрогнуть девушку, примерившей белоснежный саван вместо привычной белизны фарфора. Перед её изумлённым взором стоял Шехзаде Баязид, он кричал и не успевая ничего сделать, Айшегюль увидела реки крови, струи которой бежали по коже убиенных - люди падали на её глазах, жестокость боя не уступала обыденной войне, но сейчас сражались не свои и чужеземцы, а два близких для неё человека. Наложница пробиралась вперёд, пытаясь прорваться к Шехзаде и умолять его о пощаде для друга, не взирая на тех, кто сурово отталкивал хрупкую девушку от намеченной цели.
Ты не убьешь моего друга. Не настолько ты жесток, Баязид.
Её огненный взор достиг наследника, пробуя привлечь к себе внимание и ясно отразил пожелания относительно Ставроса. Айшегюль едва могла шевелиться от бессилия и боя, разгоревшегося на её глазах и пройдя несколько шагов вперед до Шехзаде, хатун пошатнулась. Павшим цветком она рухнула на палубу, неподалеку от обоих мужчин и сознание искорками перемешивалась с реальностью. Ей показалось, что кто-то из них наклонился, обронив её имя и пытается приподнять тонкую фигурку, но вокруг всё начало плыть, уши заложила неприятная мгла. Темнота опустилась на девушку, проглотив её своими лапами и заковав в полную абсолютную пустоту. Смерть и то была бы благосклоннее к наложнице, нежели потеря сознания и щемящее чувство беспомощности: последнее из того, что она смогла почувствовать перед падением в бездну.

+1


Вы здесь » Muhteşem Yüzyıl. Aşk-ı Derûn » Альтернативная игра » Бойся своих желаний,они могут исполниться


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC