Muhteşem Yüzyıl. Aşk-ı Derûn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Muhteşem Yüzyıl. Aşk-ı Derûn » Альтернативная игра » Расскажи, что на сердце твоём...


Расскажи, что на сердце твоём...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Участники
Бельгин Хатун и Айбиге Хатун
2. Дата и место
Маниса, 1540
3. Описание сюжета
В прекрасный солнечный день девушки вышли подышать свежим воздухом и во время прогулки по саду, Бельгин Хатун открывает своё сердце подруге, которое живёт любовью к Яхье Ташлыджалы. Айбиге Хатун удивлена и рада за возлюбленных, она не раз замечала печаль в глазах хранителя покоев, в глубине которых таилась любовь к прекрасной Бельгин.

+1

2

Дайте вздохнуть отрадою очей, восторгом сердца, упоением души, звучанием сладостных Ваших речей; немой бесшумной тишины. Весельем, радостью вздохнуть позвольте; в глаза безмолвные взглянуть извольте. Испить Ваше вино дурманное, чадное; и пьяной повалиться к Вам в объятья, желаю взвиться в небо тихое, ночное и исцелиться от любовного проклятья.
Ваш образ сладостный, заманчивый, зовущий; глаза Ваши – услада для души; Ваш голос заставляет поддаваться во влечение, склоняет нрав безгрешный – согрешить. 
Я Вами предана, себя всецело страстям простым и грубым предаю, Ваши глаза владеют мной, Вы есть - моя прелестная извечность, Вы – страсть, желанье, вековая бесконечность.
О душа, излечи меня от Его пьянящих уст. Больна я в ночь разлуки, желаю излечиться от этих страданий.
Он есть – мой лунный свет, цвет роз в моем саду, пенье соловья, мой водопад, мое дыхание, моя весна.¬ Доля моя, не лишай меня радости, не оставляй меня без веселья, не лишай пламя моего сердца испепелить меня, не позволяй ему вздыматься до самих небес.
Как давно судьба моя обросла острыми шипами? Давно ли она заключила меня в немилость? Давно ли судьба моя непреклонна, обделяя путь мой потоком радости? Кого вопрошать мне об этом? Где искать ответы? Где взыскать мне свое светило?

Свежее морозное дыхание утреннего ветра пробудило обитателей османского сада. Алые розы благоухали пестрым цветом, полыхали нежным румянцем, собирали в нежных лепестках прохладные капли. Они прекрасны, манящи, подобны чашам полного огня, струят сладкий аромат. Роза возникает из звуков песни при лунном сиянии, обагряется кровью любящего сердца, наливается карминным рубином. Лепестки роз подобны крыльям и, кажется, что вот-вот они сорвутся; они горят жаром любви, рожденным любящей душой; подобны сладкому зовущему возгласу, что кричит сквозь глухие отголоски тишины. Розы служат колыбелью для каждого влюбленного, упоением сердец, усладой для очей. Розы отражаются в зеркале взмахом рассвета, дыханием зарева, пошептом уходящего солнца. Роза – вино, кричащее об искушении. Роза – царица цветов, украшение сада, его убранства, его королева. 

Бельгин желала забыться среди этих роз, потерять свой путь в этом саду, никогда не покидать его; желала насладиться их горящими бутонами, трепещущими лепестками.
Сейчас сердце ее пылало жарким огнем, наливалось багряной кровью. Ее разум пленил ад, желание. В ту же минуту она стремилась вырваться из его лап и поддаться соблазну, испробовать на вкус райское наслаждение.

Ветер по-прежнему шептал, лишь изредка останавливаясь, переводя дыхание. Солнце восходило, разгоняя языки пламени по всему небосводу. Золотые нити все выше и выше поднимались большим куполом над землей, стирая тени. Поднебесье разразилось огненным светом, побагровело, налилось горящим рассветом.

Бельгин блуждала лабиринтами сада, запоминая каждый изгиб устланной тропы, слушала шепот ветра.

Сегодня дворец и близлежащие его окрестности необычайно тихи и спокойны, что совершенно неудивительно: обитатели Сарухана, в основном, его мужская, и наибольшая, половина покинули его для похода с намерениями подчинить себе неверных, что, впрочем, для каждого из причастника  которого было важной формальностью. Хатун, такие же, как и Бельгин, с учетом нескольких сотен страж остались в своей золотой клетке. Гарем кипел прежней смелостью и бурностью и, казалось, что мир дворцовых интриг и тайн совсем скоро и вовсе поглотит его.

+1

3

Сочные зрелые оливки набрали свой сок в лучах мерцающего светила, тяжёлыми гроздями они висели на ветвях тонких деревьев и склоняли их под своим весом. Их чёрные плоды раскинулись между изящными скромными листьями кроны, готовой защищать собой от палящего солнца и проливного дождя. Изумрудная зелень обвила своим великолепием сад и растущие в ряд кустарники раскинулись вдоль тропинок сада, источая изысканные ароматы от своих маленьких цветов. Лепестки кружили в свежести лёгкого тёплого ветра, опадая на появившуюся в пределах дворцового парка, принцессу. Тончайшая ткань укрывала её голову, закреплённая диадемой в роскоши драгоценных каменьев и в расшитом нежной нитью, наряде. Тёмно-лиловый цвет шёлка подчёркивал глубину карих вишень и Айбиге, скользящей поступью направлялась по извилистым тропинкам. Вдыхая чувственные ароматы растений, крымчанка пребывала в прекрасном расположении духа, ей предстояла прогулка в приятном обществе Бельгин Хатун, которую она увидела вскоре возле небольшого пригорка и душистых прекрасных роз. Они истончали нежный аромат, парящий вокруг и уносящий все земные беды. Не смотря на крошечную разницу в возрасте, Айбиге всегда чувствовала себя почти ребёнком рядом со смышлённой и мудрой Бельгин Хатун. Она часто бывала осведомлена о тех вещах и событиях, которые ранее не касались жизни воинственной крымчанки, увлекая её в свои рассказы, скрашивавшими часы одиночества, и развеявших тоску по отцовскому дому. Разговаривать о своих чувствах казалось принцессе необычным: она законная супруга шехзаде Мустафы и разве оттого не должно всем быть понятным, что супруг любим ею не менее, чем она им. И новорожденный шехзаде стал продолжением их возвышенных отношений, раскрыв материнскую сторону Айбиге, привнеся особый смысл в их жизнь с супругом. Отныне их соединяла хрупкая ручка ребёнка, за которую оба брались при капризах юного потомка и поднимая его из колыбели, она чувствовала себя самой счастливой на свете в окружении одного из сильно любимых ей мужчин - сына, чьи глаза цветом напоминали спелую вишню. Прикасаясь к лучшим воспоминаниям из семейной жизни, девушка светилась улыбкой и устремив свой взгляд на подругу, мысленно пожелала ей того же: с некоторых пор ей казалось, что Бельгин носит на сердце некую тайну, о которой предпочитает не распространяться вслух. Любопытство подтачивало расспросить её обо всём и помочь, если случится так, что близкий человек нуждается в её поддержке или способствовании чувств с неким мужчиной. Но она не спешила с главной целью разговора, в надежде услышать из уст своей поверенной о её делах и службе Махидевран Султан, которую успела полюбить будто свою Валиде.
- Мы давно не виделись с тобой, Бельгин Хатун.
Радостно обратилась она к девушке и медленно направилась вдоль изумительной по красоте живой ограды из цветущих лиан.
- Поведуй мне о своих делах и жизни. Может быть она претерпела изменения, о которых моя подруга не успела ничего рассказать?
С улыбкой на лице, принцесса старалась разгадать настроение и желание к откровенности в глазах спутницы. Убедившись в своих предположениях, Айбиге и не думала легко сдаться, отступив от своего, будто готовясь осадить сильную башню. Она по-прежнему далеко держалась от гаремных интриг и сплетен дворца, приносивших больше головной боли, чем нужных сведений, которыми не брезговали даже Султанши. Прямолинейность отличала крымчанку от большинства османских хатун, казавшимися ей более мягкими и женственными, но отрекаясь от походов, она не отказалась от привитых убеждений, способными по силе сравнить её с воинами Османской империи.

0

4

Вы знали вкус любви? А ее запах? Ее дурманный, сладкий аромат? Он слаще всякого янтарного заката, приятней вкус ее, чем сочный виноград.
Повинна я гореть десятилетья за вкус любви, подаренный судьбой,
Ему я старости вручаю перволетья,
Лишь рядом с Ним я обрету покой.
Пылать мне Вами и дышать мне Вами:
Я Ваша вся, и кое лишена,
Любую боль я чуяла едва.
Вы полнили надеждой и мечтами
Разлуки час с красой одушевленной:
Но ветер уносил Ваши слова.
Благословляю ту минуту, день и год, когда Ваш лик прекрасный повстречала, благословляю место и придел тот, где меня Венера подаянием обвенчала. 
Ваши глаза – бескрайний океан,
непотухающий огонь, мой водопад,
Мой вольный вьючный караван,
Вы – мой безмолвный буйный сад.
Ваш голос – лишь отрада для души,
Бесстрастный, властный, вкрадчивый и кроткий,
Мне чудится он в полной тишине глуши,
Мой голос, видя Вас, предельно робкий.
Глядите на меня из темноты
Моих ночей, придя из дальней дали:
Ваши глаза еще прекрасней стали,
Не исказила ночь Ваши черты.
Счастливей я, чем слух глухой обретший,
когда я вижу Вас во тьме ночной,
Несчастней я на сто лет постаревшей,
Когда томит душа горькой тоской.

Мой верный товарищ. Единая, кому я могу довериться. Моя опора. Единая, кто для меня – поддержка и защита. Моя Султанша. Единая, кому я готова служить верностью и покорностью. Айбиге Султан. Вы не можете не вызывать у меня уважения, Вы – предмет моего почитания. Ах, как сильно я хотела бы рассказать Вам, что переживаю, какие муки испытываю, как сильно тоскую. Но каков будет Ваш ответ, Госпожа?
– Ничего не скроешь от Вас, Султанша, – Хатун опустила взгляд и не спеша следовала за Госпожой,– боюсь даже признаться в том, что поразило мой разум, Госпожа, ибо не надлежит мне подобного. – в мягком голосе Бельгин читались печаль и собственный укор.
Сердечные дела нам неподвластны,
Амуровы рабы, в плену любви,
Порой нам кажется, влюбленные бесстрастны,
Напротив – преполны они любви.
– Право, Госпожа. Должна признаться, мое сердце тонет в глубине глаз хранителя покоев, боюсь представить, разум мой одурманен одним лишь его голосом, Госпожа, – казалось, все замерло, сердце Бельгин то истошно вырывалось из груди, то сжималось, подобно кому. То, что Бельгин – одна из служанок, хоть и приближенных к Айбиге Султан, отнюдь не давало ей никаких полномочий и привилегий, а это значило, что подобное поведение способно вызвать исключительное возмущение со стороны Госпож, а в худшем случае грозило ссылкой из дворца. Из всех возможных вариантов, появляющихся в мыслях Бельгин Хатун, по вкусу ей приходилось лишь первое, однако решение оставалось за Султаншей.

+1

5

Шёлковая ткань платья мягко спадала нежной капелью по фигурке принцессы, опускаясь до самой земли и утопая в мягкой травке, скользила следом за своей хозяйкой. В то время как сама девушка была взволнованна предстоящим разговором по душам с юной Бельгин-Хатун, в которой она всегда могла найти опору и утешение. Подруга таила в себе тайну, не дававшую покоя крымчанке и внутренний голос подсказывал разуму о сердечных делах. Когда Бельгин заговорила, её спутница внимательно слушала каждое слово и всматривалась в прекрасный лик девушки. Догадка оказалась на удивление близкой, чем сразила Айбиге и не позволила сразу что-либо ответить, в сомнениях разрушить шаг к откровенности, сделанный хатун. Молча, словно вбирая в себя происходившее, она следовала далее и лишь изредка поглядывала на изумрудные лозы лиан, малахитовые кустарники и разноцветные розы, влекущие своим ароматом. Солнце уже зашло на самую высшую точку в небесах, ярко освещая собой путь девушек и купаясь в убранстве дивного сада. Вдалеке пели птицы и мимо кружили на удивление прекрасные бабочки, подобные летающим цветам, они взмывали ввысь и мягко опускались на бутоны, собирая нектар. Ресницы не могли защитить от палящего зноя, из-за которого принцесса щурилась, добираясь до очередного пристанища прохлады и тени. Но ничто так не распаляло внутри, как рождённое зерно мысли о потерянном сердце верной подруги. Айбиге мягко улыбнулась и повернула голову в сторону Бельгин, словно бы хотела успокоить прикосновением своих карих глаз.
- Не беспокойся, Бельгин. Всё произошедшее останется лишь между нами, а в свидетели мы призвали нашего верного поверенного - сад. Здесь никто не услышит нашего разговора, поглощённый созерцанием красот.
Мысленно Султанша очертила ореол сада, чарующего своим убранством и способного сразиться в пышности лишь с садом Топкапы. Любой попадающий в него менялся, рассматривая редкие сорта цветов и наслаждаясь видами фонтанов, сражённый был вдобавок нежным ароматом. Принцесса медленно пошла к кустарнику, служившего венцом и стенами дневного шатра, бережно посматривая на подругу, она присела на софу и пригласила Бельгин присесть с собою рядом. Расположившись рядом, она услышала то, за чем пришла и приоткрыла завесу тайны на сердце у хатун. Не в силах скрыть своё удивление, девушка пристально смотрела на собеседницу, а после одобрительно кивнула. Ташлыджалы был не простым слугой, он верный и надёжный соратник Шехзаде, достойный почести хранить ему жизнь, оберегая от всего дурного.
- Ни один цветок в мире не будет более счастливым, чем ты и если я смогу хоть как-то поспособствовать тому, то ни за что не упущу подобный миг. Хранитель покоев - прекрасный человек и он достоин лучшего, чем быть сокольничим романтиком, мечтающим за написанием стихов. Быть может мы с Шехзаде поможем Вашему союзу с ним сложиться? Ташлыджалы бей проявляет взаимность чувств к тебе?
Осторожно крымчанка положила руку на ладонь Бельгин, чтобы она не чувствовала себя одинокой в такой момент и решила помочь соединиться двум любящем сердцам. Сад наполнялся ароматами и увлекал разговор в сторону романтики, знакомой новоявленной супруге Шехзаде. Она всей душой разделяла порыв подруги и стремилась ей помочь найти заветный ключик к счастью, всерьёз обдумывая как может состояться их никях с хранителем покоев Шехзаде.

0

6

Любовь – ничто, когда о ней не говорят.

Цвет дворцового сада неустанно наполнялся пестрым ароматом. Спеющие румяные сливы наливались солнечным светом. Дивные деревья и розовые кустарники привлекали взор, вынуждая позабыть обо всем и насладиться убранствами сада. Шелковые нити лучей нежно ниспадали на двух прекрасных путниц, вовлеченных в душевную беседу. Бельгин видела в их разговоре собственное упоение, легкость и некую непринужденность. Она и представить не могла, что Айбиге Султан, будучи в собственных размышлениях, окажется столь близко к завесе ее тайны.

Больше всего мне хотелось рассказать кому-то о своей тоске, Султанша. Рассказать, как горько гнетет меня уныние от разлуки с тем, кто дурманит мой разум. Я не способна забыть о Нем, Госпожа. Не могу позабыть глубины его глаз, бархата его голоса. Я сгораю в огне собственной любви, нет мне спасения. Горесть тяжелыми оковами стеснила мне руки. Целый мир в одном Нем, ибо Он есть свет в моих потускневших глазах.

Госпожа, Султанша! У Ваших ног необъятный мир, одному Вашему слову подвластны все чувства. Ваша душа не знает границ, Вашему сердцу подчинены и любовь, и ненависть.

Так ли позволено чувствовать невольникам своей судьбы? Мы же вовлечены во власти грядущего, принужденно отказываясь от высоких чувств. Мы были рождены стать пленниками нашей доли и любви, и безмолвно служить своим Госпожам.
Мы не говорим о любви, словно не можем любить и вовсе. Но кто сказал, что мы готовы покорствовать правилам?

- А разве это возможно, Госпожа? Разве могут простые Хатун говорить о любви? Разве смеем мы по ней печалиться? - горечь охватила Бельгин, пребывая в полном отчаянии, она тяжело опустила голову.

Если и была у Бельгин опора, то это ее Госпожа. Султанша, которой она служила верностью и правдой, друг, которому она была готова доверить целый мир. Благословенная, достопочтенная Госпожа. Предмет почитания и уважения. Пристанище души и сердца.

Вкус любви и сладок, и горек. Сердца влюбленных и нежны, и черствы. Ах, Бей. Что же ты испытываешь ко мне? Испытываешь ли горечь разлуки? Изнемогаешь ли от тоски? О вечная мечта души моей, что делать, если скучаешь? Что делать той, что ночами томит по тебе? Дни мои и ночи стали для меня мучителями, превратились в карательные муки без тебя. Что жизнь моя, если нет любимого, которого я так отчаянно жду? Скажи, как жить душе, где горе целым небом уместилось? Там, где нет надежды – живу я. Мой путь, мой мир стали мне чужими.

- Да будет на то воля Всевышнего, Султанша. Аллах свидетель, это осчастливит меня. Ах, Госпожа. Можно ли судить о чувствах, не слыша слов любви? Весь мой мир покоится в одних только глазах Яхья-бея, но я и знать не знаю, что сам испытывает хранитель покоев.
Едва взглянув, мог бы и без труда ты
постичь, как я люблю. Но ты отводишь взгляд.
Не от того ль глаза мои грустны?
Мой взор к тебе прикован неотрывно:
Так от чего ж моя душа болит?
Вздыхаю, жду и плачу беспрерывно:
Неужто ли душа моя сгорит?

+1

7

Крымчанка мягко смотрела на ползущих насекомых по пышному ковру трав, раскинувшимся под её ножками изумрудным цветом, и вобравшего в себя все соки летнего солнца. Золотившего локоны девушки, ткань на её платье и касающимся несмело кожи младой Султанши. Словно волна достигая девушки и вновь исчезая от двух собеседниц, скрывшихся под сенью крон высоких деревьев и окутанных тайной, произнесённой Бельгн-Хатун, пролившей свет на свои чувства к смелому Яхье-Бею. Айбиге заглянула в глубину глаз подруги и до того, как прекрасная Бельгин успела что-то дополнить, разглядела в них тоску и страдание по возлюбленному. Одно прикосновение к откровенности пробудило принцессу вспомнить свои страдания, томления о чувствах шехзаде и его смелые попытки ответить на неосторожность будущей супруги, получив вместо адресата её письмо, написанное другому. Месяцы молчания укрывшие сердце тяжёлой печалью и разлукой с Султаном её души лишили девушку покоя, сна и покоя. Она пожалела о стремлении положить конец своему роману с хранителем султанских покоев, лишь бы добиться прощения любимого супруга, хранящего молчание даже по пути к шехзаде Мехмету и не взирая на тяжёлое ранение, которое Айбиге пронесла через себя, будто бы задели стрелой её сердце, но что значило всё это, когда Мустафа ранил её своим немногословным ответом из сострадания или из вежливости к присутствующим хатун своей супруги. Но в тот же миг распрощавшись с ней, вне её желания и облачив в муки страдания в покоях, пока мужчины разговаривали о войне. Знакомые муки яркой чередой пронеслись перед глазами девушки и она едва ли не утратила возможность к восприятию, но мир и покой нынешних дней коснулся души принцессы и она незримо расцвела, точно цветок в утопающем по красоте саду. Голова слегка качнулась в знак согласия, услышав о размышлениях Бельгин про хатун и их невозможности стать счастливыми жёнами и матерями. Да, в традициях османов было многое жестоко сплетено и в том числе судьбы многих девушек становились похожими на пустые выброшенные раковины на берег моря, время от времени обласканными волнами.
- Моя драгоценная Бельгин, в твоих словах много правды и ты могла усомниться в собственной судьбе, но не в моём расположении. И что будет в моих силах, я сделаю ради вашего счастья с Ташлыджалы. По первому случаю я поговорю с шехзаде и думаю, он сам будет рад сообщить о никяхе своему другу.
Влюблённая Бельгин казалась краше всего убранства пышного сада, разросшегося по Манисе томным цветом ириса, мускуса и фиалок. Принцесса явственнее улыбнулась верной спутнице и попыталась развеять её сомнения относительно бея.
- Женский глаз настолько зорок в повседневной жизни, насколько же и слеп, когда дело касается твоих чувств. Будь терпелива, милая и Яхья Бей не заставит тебя ждать со своими романтичными признаниями. Я думаю, он тоже томится неизвестностью относительно твоих взглядов и возможно, ты не замечала, но украдкой он крадёт твой образ, рассматривая его в позолоченной посуде или отражающей утвари. А когда кто-нибудь замечает об этом, смущенно отводит взгляд вниз, блуждая по полу и роняя сомнения.
Айбиге тепло смотрела на Бельгин-Хатун, пытаясь придать ей смелости и решительности, а потом ей пришла в голову удивительная мысль и она поспешила разделить её в разговоре. Оглянувшись вокруг и убедившись, что никто не слушает их речей, крымчанка понизила голос и украдкой посматривая, открылась.
- Я думаю, мы сможем проверить чувства твоего бея. Только нужно тайно организовать вам встречу в саду, чтобы вы могли поговорить наедине в тени кустарника. Что ты думаешь, моя прекрасная Бельгин?

+1


Вы здесь » Muhteşem Yüzyıl. Aşk-ı Derûn » Альтернативная игра » Расскажи, что на сердце твоём...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC